Путин, Алиев и Саргсян остались с надеждой вместо решения

Главы Азербайджана и Армении Ильхам Алиев и Серж Саргсян при посредничестве президента России Владимира Путина провели в Константиновском дворце (Стрельна) переговоры по Нагорному Карабаху. Старательно демонстрируя на камеру нежелание даже смотреть друг на друга, стороны все-таки достигли некоторых договоренностей. А Москва вернула себе ведущую роль в урегулировании одного из самых сложных конфликтов на постсоветском пространстве. Но главное, что подарила эта встреча, — надежда на мир. Или хотя бы возврат к ситуации до обострения.

В одном из цехов Ереванского коньячного завода «Арарат» возле «Бочки мира» стоит единственный на территории Армении флаг Азербайджана. В бочке хранится коньяк 1994 года — тогда было подписано соглашение о прекращении огня в Нагорном Карабахе. Бочку откупорят, если конфликт будет улажен окончательно. Долгая выдержка, столь ценимая в крепких напитках, в данном случае не достоинство, а проклятие. Все желают, чтобы именно эту бочку открыли пораньше. Но она продолжает пылиться в цеху.

«Ничего они не сказали. Ни слова! С чем сейчас выходить в эфир?» — возмущался известный телевизионный журналист. Простояв больше часа в ожидании выхода троих лидеров в Овальный зал Константиновского дворца, репортеры не получили ни интересной картинки, ни ярких цитат. Саргсян и Алиев, посаженные друг напротив друга, демонстративно смотрели по сторонам и под ноги, в поверхность стола — но ни в коем случае не друг на друга.

На двусторонние переговоры, предшествовавшие общей беседе, протокол президента России выделил по полчаса. Проговорив значительно больше времени, Путин и Саргсян вышли к прессе. Приветствуя своего коллегу, Путин, как он часто делает, заговорил о товарообороте между двумя странами (он растет). Но у Саргсяна были другие планы на эти несколько минут.

«Я не буду останавливаться на повестке наших двусторонних вопросов. (…) Наша позиция по Карабаху известна всем. Мы хотим, чтобы этот вопрос был решен исключительно мирным путем», — заявил президент Армении. И призвал как можно скорее создать механизм расследования нарушений режима перемирия.


Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев, президент Азербайджана Ильхам Алиев, президент России Владимир Путин и президент Армении Серж Саргсян
Фото: Алексей Дружинин / ТАСС

Общая договоренность о таком механизме была достигнута 16 мая в ходе встречи между Саргсяном и Алиевым, состоявшейся в Вене по инициативе сопредседателей Минской группы ОБСЕ (Россия, США и Франция). Но процесс, предполагающий как минимум установку специальной техники и ее постоянное обслуживание, требует финансовых вложений. И его реализация, как и сам конфликт, затягивается.

«Как заявляла Россия и другие сопредседатели Минской группы ОБСЕ, статус-кво неприемлем. Мы это полностью поддерживаем», — сказал на встрече с Путиным Алиев. Их беседа также вышла за рамки отведенных тридцати минут. И Алиев, как и Саргсян, совершенно не был намерен перед телекамерами говорить о товарообороте (в данном случае он падает).

«Чтобы был изменен статус-кво, нужно начать деоккупацию территории Азербайджана, которая более 20 лет находится под оккупацией», — продолжил Алиев. И сообщил, что намерен детально обсудить проблему Нагорного Карабаха. «У нас есть надежда на то, что удастся придать конструктивную динамику переговорному процессу, который последние два года практически не велся», — подчеркнул азербайджанский лидер.

Практически не велась и подготовка к этой конкретной встрече. Переговоры на высшем уровне, как правило, проходят после длительной и кропотливой работы дипломатов, вырабатывающих общие предложения. В Константиновском дворце ни о каких окончательных решениях и речи не шло — стороны лишь сделали совместное заявление (выпустив его в письменном виде). И все-таки при посредничестве России лидеры конфликтующих сторон, которым крайне некомфортно общаться друг с другом, сели за стол переговоров.


Сергей Лавров, Серж Саргсян, Джон Керри и Ильхам Алиев
Фото: Leonhard Foeger / Reuters

Последний раз подобная встреча, закончившаяся боями без правил (президенты наблюдали за ней со стороны), проходила в 2014 году в Сочи. Азартное зрелище ничуть не сблизило Алиева и Саргсяна. Накануне нынешних переговоров они даже не пытались демонстрировать способность к компромиссу. Саргсян обвинял Алиева в «циничных характеристиках в адрес Армении», личных оскорблениях и неуравновешенном поведении. Алиев угрожающе заявлял, что не намерен «продолжать бессмысленные переговоры [о перемирии]». Кремль устами пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова анонсировал сложную беседу с желанием «застраховаться» от возобновления боев.

Российские усилия, подчеркнули в Кремле, с учетом особо близких отношений с Арменией и Азербайджаном, являются самостоятельными. Москва уверена, что Баку и Ереван с ней откровенны по ключевым вопросам. Однако именно к Москве в Армении назрели претензии.

Накануне Вооруженные силы Азербайджана начали масштабные оперативно-тактические учения у границы с Нагорным Карабахом. И в тот же день стало известно, что Россия полностью выполнила обязательства по поставкам танков Т-90С Азербайджану. Сумма заключенного в 2010 году контракта не разглашалась, эксперты оценивали ее в один миллиард долларов. Более того, Москва продолжит поставлять оружие Баку и Еревану, заявил весной 2016 года вице-премьер России Дмитрий Рогозин.

На следующий день после таких новостей странно приглашать конфликтующие стороны за стол переговоров и призывать их к миру, замечает армянский политолог Сергей Чаманян. «Никто другой, вовлеченный в Минский процесс урегулирования, не продает оружие обеим сторонам. Вообще никто, кроме России, не продает оружие сторонам конфликта, при этом пытаясь их помирить», — озвучивает он основную претензию армянской стороны к союзной России.


Военнослужащие на артиллерийской позиции в зоне карабахского конфликта
Фото: Ваган Степанян / РИА Новости

Армения видит в России самого главного военно-стратегического союзника. Но соглашение о выдаче льготного кредита в 200 миллионов долларов на оснащение армянских ВС современным вооружением, подписанное в 2015 году, реализуется крайне медленно, указывает замдиректора базирующегося в Ереване Института Кавказа Сергей Минасян. «Больших ожиданий от трехсторонней встречи ни у кого не было. Были надежды, — говорит он. — Баку рассчитывает военным прессингом принудить Ереван к односторонним уступкам. У армян есть надежда, что Азербайджан будет вынужден жестко соблюдать режим прекращения огня. А в России надеются, что удастся достичь компромисса. Иначе Москва встанет перед выбором: стратегический союзник или стратегический партнер».

Проведя несколько часов за столом переговоров, армянский и азербайджанский лидеры одновременно вышли из Константиновского дворца и почти одновременно сели в свои, стоящие бок о бок, автомобили.
Судя по краткому брифингу министра иностранных дел России Сергея Лаврова, сторонам действительно удалось прийти к некоторым соглашениям. «Помимо того что мы наметили конкретные шаги по активизации переговорного процесса, президенты согласовали трехстороннее заявление, в котором подтверждается их приверженность нормализации обстановки на линии соприкосновения, содержится их согласие на увеличение количества наблюдателей ОБСЕ в зоне конфликта», — рассказал Лавров.

Ситуацию в Нагорном Карабахе глава российского МИД охарактеризовал как «тишину».

Татьяна Меликян