Приватизацией «Роснефти» интересуется CNPC

Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) интересуется приватизацией «Роснефти». Об этом, как передает РИА «Новости», рассказал журналистам первый вице-президент CNPC Ван Чжунцай в ходе Национального нефтегазового форума в Москве.

При этом он уточнил, что это только планы, объем пакета акций, который может купить компания, пока не определен.
Размер доли, которую может купить CNPC, будет обсуждаться на уровне глав государств.

При этом, как уточнил Ван Чжунцай, приватизация «Башнефти», которая также планируется в 2016 году, CNPC не интересует. На текущий момент приватизацией «Башнефти» интересуются, по разным данным, «Лукойл», Независимая нефтяная компания Эдуарда Худайнатова, отец и сын Хотины, связанные через швейцарскую Radamant Financial AG с банком «Югра».

Крупнейший китайский нефтегазовый холдинг CNPC был создан в 1988 году на базе производственных активов расформированного Министерства нефтяной промышленности КНР. Компания на 100% принадлежит государству.

Как сообщалось, в 2016 году к приватизации предлагается пять основных крупных госактивов: «Роснефть», «Башнефть», ВТБ, «Совкомфлот», «Алроса».

Пакеты акций «Башнефти», «Алросы» и ВТБ относятся к числу наиболее дорогостоящих активов, которые РФ планирует приватизировать для пополнения доходной части бюджета на фоне плохой конъюнктуры сырьевого рынка (самый дорогой — пакет акций «Роснефти», однако там собственником является не Росимущество, а госхолдинг «Роснефтегаз»).

При этом с апреля 2014 года в отношении президента «Роснефти» Игоря Сечина действуют персональные санкции США. Американцам запрещено вступать с ним в деловые отношения. В 2014 году в отношении «Роснефти», а позднее в отношении ее дочерних компаний были введены «секторальные санкции», призванные не допустить поставок компании технологий и оборудования для перспективных месторождений — сланцевых, шельфовых и арктических.
Кроме того, компании запретили занимать и размещать ценные бумаги на американском рынке более чем на 90 дней. Аналогичные санкции в отношении компании ввел ЕС.

Сечин в 2015 году жаловался, что санкции осложнили работу и «практически сделали невозможным привлечение новых финансовых ресурсов на международных рынках»: «Это, безусловно, повлияло на капитализацию».

В конце февраля 2016 года помощник президента РФ и председатель совета директоров «Роснефти» Андрей Белоусов заявил журналистам, что единственный способ приватизации компании — продажа пакета акций стратегическому инвестору с максимальной премией к рынку и такая работа ведется.

Продажа госпакета в 19,5% «Роснефти» стоит в правительственном плане приватизации до 2016 года включительно. Юридическим консультантом по этой сделке уже выбрана американская юридическая фирма White&Case, представляющая Россию в «деле ЮКОСа» в суде США.

В феврале первый вице-премьер Игорь Шувалов подписал директиву о подготовке к приватизации пакета. Российское правительство рассчитывает выручить за акции «Роснефти» по меньшей мере 500 миллиардов рублей (около семи с половиной миллиардов долларов).

Как стало известно в начале апреля, Сечин опасается, что корпорация BP, сейчас владеющая 19,75% акций компании, соберет блокирующий пакет, и просит правительство ограничить возможность покупателей сотрудничать с транснациональным гигантом.

По словам одного из чиновников, Сечин предложил правительству не продавать 19,5% акций на рынке, а найти минимум двух покупателей среди азиатских компаний или фондов.

С другой стороны, как сообщил агентству РБК источник в российском правительстве, китайцам «однозначно не продадут все 19,5%», так как ни правительству, ни «Роснефти» не нужен такой крупный акционер.